www.dalnegorsk.ru
Новости Администрации города Решения Думы ДГО
This is an example of a HTML caption with a link.
: : Разделы сайта : :
: : Календарь : :
«    Апрель 2017    »
ПнВтСрЧтПтСбВс
 12
3456789
10111213141516
17181920212223
24252627282930
: : Друзья : :

Обратная связьСвязь с администрацией

: : Это интересно : :

Аэропорты Дальнегорска и Кавалерово были основаны 70 лет назад 70 лет назад, 1 ноября 1943 г приказом начальника Дальневосточного управления гражданской авиации в приморских поселках Кавалерово и Тетюхе (ныне г.Дальнегорск) были образованы аэропорты местных воздушных линий. Однако причиной их появления стало не развитие пассажирских перевозок.



Память о боевом братстве 95 лет назад, в октябре 1922 года, из Приморья за рубежи Родины эвакуировались остатки белогвардейских войск, беженцы из центральной России, политические эмигранты. Так завершилась Гражданская война на Дальнем Востоке. События тех давних лет до сих пор не до конца раскрыты и оценены. Слишком много утеряно, не было задокументировано либо скрывалось по политическим соображениям. Усилиями ольгинских краеведов и Ассоциации корейских организаций в Приморском крае были восстановлены и представлены общественности 35 имен русских и корейских партизан, участвовавших и погибших в тех давних боях. Среди них – тетюхинец Фрол Лавренов, третий номер пулеметного расчета, погибший во время атаки каппелевцев в ноябре 1921 года.

К нам приплыли сивучи! Дальнегорский дайвер и подводный фотограф Андрей Шпатак встретил и сфотографировал на побережья Японского моря крупных морских животных, морских хищников сивучей.
Вот как он сам описывает встречу:

Сказка о двух братьях.
…Давным-давно это было. Ещё до того, как предки моего прадеда со Стенькой Разиным за Каспий ходили, потом в бурлаки попали, а уж с Волги – сюда, на край земли русской. Тут и жить стали, тут и сказание это услышали. Как мне его передали, так и я сказывать буду.

Ну так вот. Жили на берегу океана великого, тёплого, восточного два брата – Иван-охотник да Степан-плотник. Жили ни бедно, ни богато, еды хватало, и лишнее не пропадало. Иван-охотник зверя в Уссурийской тайге промышлял, шкуры звериные да меха соболиные добывал. Степан-плотник, умелый работник, тоже без дела не сидел, в поселении своём дальнегорном избы землякам ставил, колодцы рубил, лодки мастерил. Этим на хлеб-соль зарабатывал. Иногда в море ходили братья, рыбу окуня да красную нерку ловили, улов домой привозили. И была у двух братьев сестра-красавица, Марьюшкой звали. Она-то и вела хозяйство братьев своих.

И надо сказать, любили братья сестру больше собственной жизни.

Так, в любви и согласии, в заботе о хлебе насущном жили они, горя не знаючи.

Да недолго та жизнь счастливая длилась. Ветер-гонец принёс с отрогов Седого хребта страшную весть: дракон двуглавый, смерти не знающий, опять выкупа требует. А надо сказать, каждый год он забирал в жёны самую красивую девушку поселения. А если не будет исполнено его желание, спустится дракон с Седого хребта и огнём одной головы сожжёт дотла долину плодородную вместе с людьми и поселением. А потом ветром-ураганом другой головы развеет пепел по таёжным урманам да морским просторам.

Да… Не знали тогда люди такой силы, чтобы выступила супротив дракона. И платили они дорогую дань много лет подряд. Каждый год по весне снаряжали они лодку долбленую, тополёвую, убирали её цветами полевыми, садили в неё девицу-красавицу и поднимали на лодке паруса шелковые. Тянули лодку бечевой два крепких юноши. Тянули. Опустив головы, не смея глаз поднять. И то сказать, тяжкий путь предстоял им – тянуть лодку до ворот створов каменных. А там, из ворот тех узких, вырывался горный ветер, надувал до звона парус и уносил лодку вверх по реке, супротив течения. Исчезала лодка с девицами за семью поворотами, далеко в горах. И никто больше той девушки не видел и ничего о ней не слышал.

Немало храбрых молодцев пытались проникнуть за каменные ворота-створы, сразиться с драконом поганым, да так и не возвращались назад. Не зря в народе говорят: «Сила солому ломит». Вот то-то и оно.

Долго ли, нет ли платили дань дракону, никто не знает. Когда плачут – слезинок не считают. Но пришла очередь наряжать-отправлять в путь неведомый Марьюшку, любимую сестру Ивана да Степана. Лодку снарядили, цветами полевыми убрали, парус шелковый поставили, бечеву крепкую с лямками широкими для братьев привязали. Повели Марьюшку к лодке. Идёт она, слезами горючими обливается. Где слезинка на землю упадёт, там пион-цветок вырастает.

- А почему пион? – спрашивает Юрка.

- Нет в тайге цветка краше, чем он. Может, потому. И Марьюшка была красивая. Только с тех пор называют в народе дикий пион «Марьин корень».

- Это из него бабушка лекарство делает?

- Верно, из него. Только ты меня не сбивай.

- Ну ладно, дедуля, рассказывай. Я больше не буду.

- Дотянули братья лодку с сестрой любимой до ворот-створов каменных. А как стала Марьюшка с братьями прощаться, навек расставаться, не выдержали братья. Говорит Иван, старший брат:

- Не пустим мы тебя одну. Вместе с тобой в лодку сядем, спрячемся и поплывём во владения змея лютого.

- Верно! – говорит Степан. – Хватит ему, треклятому, горе-дань собирать, людей обижать. Померяемся силами в смертном бою. Может, и сложим мы головы наши, но не посрамим чести. – Только успели братья принять решение да придумать план, как из ворот-створов каменных вырвался ветер, верный слуга дракона. Заскрипела мачта, наполнился парус, и помчалась лодка с сестрой да братьями к владениям драконовым. Плывут они вверх по реке, вперёд зорко смотрят, щиты на оборон держат, мечи к бою приготовили. Знали братья, на что пошли, на что решились. Очень они любили свою сестру Марьюшку и жизнь за неё положить не жалели.

Гонит ветер лодку тополёвую вверх по реке. Уже шесть поворотов проплыли… А за седьмым вдруг открылась перед ними долина сказочная, вся в багульнике розовом. Прямо от реки на гору высокую к замку драконову ведёт лестница беломраморная. У той лестницы перила широкие, площадки, беседки резные. По бокам, в золотых вазонах, растут сосны да кедры, такие маленькие, что шишки меньше головки булавочной.

Только подошла лодка к лестнице, как вдруг потерял парус ветер, обвис, и остановилась она, словно якорь бросила. Из пещер-конур, что по бокам лестницы были, вышли два тигра уссурийских, огромных, страшных.

Оскалили они пасти зубастые, стали по бокам и повели Марьюшку вверх по лестнице к замку дракона Сихотэ-Алинского. Прячась, поднимались вслед за сестрой и братья. И уж так высоко оказались, что орлы ниже их парили. облака внизу дождём проливались. Наконец очутились они на площадке около храма. Стоял тот храм на краю скалы чёрной. И было из этого храма только два выхода: один вниз, в бездну глубокую, другой – вверх, в чертоги дракона.

Стоит Марьюшка ни жива, ни мертва на площадке чёрной, над бездной страшной. Только и давало ей силы, что братья где-то рядом. А и братья готовы за сестру жизнь положить, да им тоже ждать не мёд, когда не известно, что дальше будет. Верно, Юранька? Ты не спишь?

- Нет, дедуля, не сплю. Я слушаю.

- Ну, слушай. Вдруг из-под купола самой высокой башни драконьего замка сорвалась птица великих размеров. Сделала круг и уселась аккурат напротив Марьюшки. Видит Марьюшка: сова не сова, только всё в ней птичье, а голова женщины. Но ещё больше удивилась она, когда птица заговорила:

- Слушай меня, девица, слушай меня красавица. Слушай меня, птицу вещую, старую да мудрую. Не противься желанию и воле твоего господина и повелителя дракона, смерти не знающего. Покорись ему, стань рабой-женой, ласковой да послушной. И будут тогда тебе в награду богатства несметные. Ну а коли не покоришься ему – ждёт тебя смерть неминучая. Выйдет Медведь-гора и столкнёт тебя вниз со скалы в бездну глубокую. И никто на свете не узнает, что жизни в неволе ты предпочла смерть. Здесь некому ценить подвиги людей.

Тут Марьюшка на хитрость пошла. Спрашивает:

- Расскажи мне, птица вещая, коль соглашусь я стать рабой-женой дракона, долго ли мне придётся смерти его ждать, чтобы снова вольной стать?

- Есть у дракона смерть, да не дано её найти никому. Смерть его на две части разделена, на две жемчужины. И каждая из них – третий глаз драконьих голов. А бессмертие его от того, что кто отрубит одну голову дракона – тотчас каменеет и не может срубить вторую. Было уж так! Многие храбрые богатыри пытались сразиться с драконом, да только в камень превращались. Вон их сколько по берегам реки стоит – храбрых да безымянных. Сама видела, пока сюда плыла.

- Спасибо, птица вещая, за твой правдивый рассказ, - говорит Марьюшка. – А теперь лети за Медведем-горой. Пусть проводит меня к выходу, а к какому – только ему скажу.

- Хорошо, девица-умница! Хорошо, красавица. Спешу-лечу Медведя-гору звать, тебя провожать. Смотри, не ошибись, не упусти своего счастья. – Захохотала птица и улетела.

Между тем стали братья Иван да Степан совет держать, как им злого дракона одолеть.

Только решили-сговорились, глядь, идёт Медведь-гора. На задние лапы поднялся – в пять раз выше братьев оказался. Да только не испугались братья. Выхватили богатыри острые мечи, выставили вперёд медные щиты, заслонили собой Марьюшку и начали с Медведем-горой биться. Долго бились, но одолели.

Не успели с Медведем-горой расправиться, как напали на них тигры-стражники, чтобы не дать братьям уйти. Да только и в этой битве не посрамились братья. Стали тесно плечом к плечу, и снова закипел страшный бой. Трудно было Ивану да Степану, но нашли они силы и одолели тигров. Сбросили их вниз в ущелье бездонное. Только гром по горам прокатился.

Услышал это дракон поганый, выглянул из замка и видит: убегает вниз по лестнице девушка красоты неписаной. Тут дракон не выдержал, стал выползать из замка своего, чтобы догнать и наказать непокорную.

А братья только того и ждали. Как только вылез дракон, забил по бокам тяжёлым свинцовым хвостом с серебряным наконечником, так и бросились к нему братья. В этом наконечнике главная сила дракона хранилась. Не долго думая, начали братья его мечами сечь. Дракон взмахнет хвостом – горы рушатся.  Мечи братьев притупились от битвы жаркой. Наконец, изловчился  Степан и, только дракон занес серебряный наконечник над Иваном, рубанул мечом, что в двух руках держал, и покатилась драконова сила вниз, со скалы, как гулкий колокол!

Бросились братья к реке, бегут за чудовищем один с правой стороны, другой с левой. Рубят дракону лапы свинцовые, чтобы не догнал он сестру их, Марьюшку. Да не тут-то было! Лишь у самого моря нагнали его братья. Сжег дракон по пути падь плодородную, вот-вот спалит и поселение. Некогда было раздумывать братьям, когда увидели они, как гибнут люди в огне, как на месте человеческого жилья остается голая выжженная земля.

- Прощай, братка, прощай, сестра, - прошептал тогда Иван-охотник. – Живите, люди, счастливо! - И со всей силы опустил свой тяжелый меч на огнедышащую голову дракона. Упала она к ногам Ивана. Вмиг окаменел он.  

- Так не жить же тебе, идолище поганое! – прокричал Степан-плотник. – Прощай, сестра любимая, прощайте, люди! Живите в радости…

Со свистом рассек воздух его боевой меч, и вторая голова упала наземь. И Степан окаменел. Укатились мутные жемчужные глаза дракона в море, и не стало на земле его черной силы. Глянула сестра на застывших братьев, бросилась на скалистый мыс, что далеко в море вдавался. Помочь бы, да чем поможешь? Слышат братья голос сестры, стоят рядышком в синем море, а ответить не могут. Да, видно,  не зря  в народе говорят : «Глуби моря не высушить, горю сердца не вымучить». Так Марьюшка  и приходила  каждый день на тот мыс. Придет, сядет, горюет. Рассказывает, что помнят люди братьев, пожертвовавших собой ради их счастья…  

- Дедушка, это ты о тех скалах, которые Два Брата называются?

- О тех самых, Юранька. А напротив этих скал есть мыс. Раньше его звали Марьин мыс.

- А я видел, дедушка, Двух Братьев, и Марьин мыс видел! Там еще маяк стоит.                             –

- Верно, внучек, верно. «Хорошо тому добро делать, кто добро помнит». Помнят и люди о двух братьях, остались от тех времен названия: Медведь-гора, Горелая падь, тигровые ключи. Там, где братья дракону свинцовый хвост обрубили с серебряным наконечником, нашли геологи руду – свинец да серебро, а там, где братья свинцовые лапы дракону отсекли, - свинцовые рудники открыли. Пока их семь по берегам реки, но дай время – и восьмая драконья лапа отыщется.              –Я вот все думаю, дедушка, конечно, это сказка, но ведь люди-то такие есть? Или были?

- И были, и есть. Есть люди, кому людское счастье дороже собственного…
Книга «Золотой водопад» Е.С.Сюсюркин